Скандал вокруг детского конкурса, в котором принимали участие речичане. Обращаемся в прессу, так как до организатора не достучаться

Фестиваль Global Gomel Power Dancе – 2020, который прошел в Гомеле в конце октября, позиционировался как международный и многожанровый, а на деле оказался лишь многопроблемным. Дети и родители возмущены, ищут справедливости: хотят вернуть взносы и получить нормально оформленные дипломы, а также заслуженные подарки.

Как заявлено, так не будет

В редакцию «Гомельскай праўды» обратились участники, недовольные тем, как прошел фестиваль, причем практически по всем критериям. А проводил его ИП А. Ю. Пузиков, Центр творческих проектов в области культуры, искусства и спорта GPD.

До сих пор в группе фестиваля в соцсетях не размещено ни одной фотографии с мероприятия, хотя это нонсенс. Как правило, организаторы публикуют даже не любительские, а профес­сиональные снимки. Это репутация, визитная карточка конкурса.

Обещания, данные в мессенджере делегации из Витебска

 

Дочь гомельчанки Татьяны занимается вокалом на профессиональном уровне. Мария участвовала во многих конкурсах, даже в самых престижных международных. В период пандемии, когда большинство форумов сворачивается или уходит в онлайн-режим, подобное соревнование – яркое и долгожданное событие для творческих ребят, которым хочется общаться, показывать таланты в реальном времени.

– С огромным желанием дочь ждала выступления, ведь это эмоции, встречи с друзьями и единомышленниками, – рассказывает мама. – О конкурсе узнали от знакомых, прочитали положение и заинтересовались. В этом году он расширился – помимо танцевальных появились другие номинации. К тому же ехать далеко не надо, а конкурс международный. В общем, мы воодушевились.

Взрослые стали задаваться вопросом, а что же происходит, когда выступления по жанрам смешивают в одну кучу. Организатор уверял: как заявлено, так все и будет. Но ожидания расходились с обещаниями и далее, к примеру, не выбрали лучших певицу и костюм.

Не диплом, а бумажка участника

Обещали «памятные призы, медали», а в итоге детям дали кукурузные палочки, которые к тому же оказались просроченными на полгода. Татьяна рассказала, что обычно на конкурсах детям дарят игрушки, кубки, сувенирную продукцию с логотипом мероприятия, премии, но никак не пищевой набор, да еще и испорченный.

Дипломы оказались написанными левой ногой: без подписей членов жюри и указания – победитель или лауреат. То есть просто бумажка. В группе Пузикова в соцсетях до сих пор размещено обещание: все педагоги и руководители получают(!) благодарственные письма, участники – медали и дипломы на русском и английском языках. Интересно, что все написано в настоящем времени. Получают обещанное до сих пор. Так и есть.

Вместо того чтобы в соцсетях делиться впечатлениями от фестиваля, рассматривать фотографии, родители предупреждали друг друга об опасности: кукурузные палочки, врученные участникам, просрочены на полгода!

– Звонила организатору, сначала он не брал трубку, писала в соцсети с просьбой вернуть деньги, – отмечает Татьяна, – обещал прислать новые дипломы, но пока ничего не получили. О просроченной продукции якобы ничего не знал. Слова извинений были, но на этом все.

В переписке с участниками организаторы указывали, что деньги вернуть не могут, так как они ушли на оплату аренды зала и печатную продукцию. Но люди в комментариях отвечали: «так на нее потратились, что в последнем отделении и блоке она просто закончилась».

Как петь без микрофонов?

Гневный отзыв опубликовала делегация из Витебска, побывавшая у нас в составе 26 человек! В открытом обращении к организаторам сказано, что более чем за 20 лет участия в конкурсах разного масштаба, побывав в десятках городов и стран, с подобным отношением не сталкивались.

Проблемы начались задолго до начала конкурса. Обещали розыгрыш бесплатного участия – не провели. Игнорировались сообщения по поводу технического оснащения конкурса. «За день до него появилось требование выслать все фонограммы, и мы его в тот же момент выполнили, однако за минуту до выступления выяснилось, что двух из шести фонограмм нет, – написала педагог коллектива Надя Шпринц. – Заранее об этом нам не сказали, заставив детей и руководителей нервничать и в панике бежать к звукооператору».

Вот такой диплом получила победительница. 2 – это наклейка

В единственном разговоре с организаторами удалось добиться информации по количеству микрофонов. Для вокальной группы требовалось десять. Дальше все развивалось как в триллере. Иногородние участники прибыли к ДК «Гомсельмаш» в назначенное время – 7.30. Организатор, изрядно опоздав, убеждал, что микрофонов будет столько, сколько планировалось. Но перед выходом на сцену их все же оказалось пять! Руководители группы спросили, как же детям выступать? Ответ ошарашил: «Ну, станьте вокруг микрофона и пойте». В свою очередь звукорежиссер дворца заверил, что такие вопросы даже не поднимались. «Привезти участников, заплатить немалые взносы и получить такое – непозволительно. Слезы детей и родителей, которые неделями готовились к конкурсу, останутся на вашей совести», – говорит Надя.

Отсутствовал столик регистрации – организаторов не интересовало, при­ехал коллектив или нет, но когда пришло время собирать деньги за вход в зрительный зал, кассиры появились. Участники задаются вопросом: почему не объявлялись коллективы и исполнители, города, из которых они приехали. Солистка из Витебска стала обладательницей Гран-при, однако ни диплома, ни денежной премии не получила. Не было обещанного круглого стола с жюри. «Неужели вы думаете, что люди и дальше будут платить за филькины грамоты и испорченные продукты? Требовать возврата взносов за участие мы не будем, требуем прислать оригиналы наших дипломов с печатями и подписями всех членов жюри, а также заслуженные призы».

Надя также рассказала, что неправильно был составлен договор с предпринимателем, он занизил сумму оплаты. Пузиков пообещал переделать его и отправить по почте, но ничего не пришло. К слову, стоимость участия коллективов варьировалась: для витебской команды составила 530 рублей, для речицкой – 285. Для вокалиста – 38, чтеца – 65! Зрителям, чтобы посмотреть действо, нужно было отдать за вход в зал 10 рублей.

Маленькие дети соревновались со взрослыми

Нелестный отзыв прислали в редакцию участники из Речицы. Из райцентра в Гомель приехали 13 человек. У студии эстрадного вокала «Форте» большой опыт участия в конкурсах международного масштаба, и им тоже есть с чем сравнивать. На Global Gomel Power Dancе проблемы начались задолго до проведения. Организаторы почему-то не отвечали на вопросы по поводу оформ­ления заявок, техоснащения, тайминга концертных номеров.

Участников не разделили по жанровым направлениям и возрастным категориям. «Наши семилетние дети соревновались в вокальном мастерстве с 16-летними, хотя в конкурсном положении эти вопросы были прописаны, – рассказали представители родительского комитета. – В состав жюри должны были войти известные деятели культуры и искусства, ведущие педагоги лучших вузов страны, композиторы, хореографы, вокалисты, но они таковыми не являлись. Кроме того, жюри не интересовалось тем, что происходило на сцене, сидеть и смотреть в мобильный телефон недостаточно».

Форс-мажор: действия неопределенной силы

А что же говорят документы? В положении о фестивале, которое есть в открытом доступе, сказано, что взносы после уплаты не возвращаются даже по уважительной причине. Есть там пунктик и про форс-мажорные обстоятельства: Центр творческих проектов в области культуры, искусства и спорта GPD не несет ответ­ственности за невыполнение возложенных обязательств по организации и проведению конкурса по причинам действия неопределенной силы: пожара, наводнения, эпидемий и других к ним приравненных чрезвычайных обстоятельств и даже чрезвычайных правительственных указов – вот как далеко посмотрел руководитель проекта. Но какой форс-мажор мог стать причиной такого количества проблем, если не искать причины вдалеке? Интересно, что Александр Пузиков раньше проводил танцевальные конкурсы, но таких отзывов не было.

После глобального фестиваля прошел почти месяц, и какие-то ошибки за это время можно было исправить. Однако люди, с которыми мы общались, не получили чего хотели. Витебчанам последний ответ поступил 1 ноября. В нем Александр приносил извинения за причиненные неудобства и сообщил, что на данный момент идет обработка печатно-наградных изданий, а на имейл коллектива в качестве компенсации планируется отправить видеофайл его выступления. Но ничего до сих пор не пришло.

Александр Пузиков: во всем виноваты кукурузные палочки!

Александр Пузиков: в следующем году в марте снова организую Global Gomel Power Dancе – 2021

Организатор global-проекта ответил на вопросы «Гомельскай праўды». По его словам, ожидал он большего, хотел даже автомобиль победителю подарить и пригласить в судейство известного хореографа Аллу Духову. Но что-то пошло не так.

– В вашей группе в соцсетях очень много негативных комментариев.

– По поводу чего?

– Того, как он прошел. Начнем с главного: как получилось, что вы подарили детям просроченные кукурузные палочки? Где вы их взяли?

– Их бесплатно предоставили мои давние партнеры, они находятся в Минске. Ездил за ними на такси, 200 рублей заплатил. Это подарки для всех двухсот участников. Когда забирал, не обратил внимания на срок годности, не думал, что такое возможно. Да, после конкурса вечером люди начали звонить и кричать в трубку: чем ты детей кормишь?

– Вы связывались с партнерами по этому поводу? Будете требовать замены продукции?

– Созвонились, и мне сказали: не усмотрели, принесли извинения, что так получилось. С этим спонсором и дальше буду работать. Просить замены не буду, ведь если ее предоставят, придется в Минск, Витебск и другие города все отправлять, а это новые траты.

– С вами сложно было связаться до начала конкурса, вы обещали десять микрофонов, оказалось пять. Как так вышло?

– Их столько и было. А где я буду их покупать, искать? Конкурс организовывать очень трудно, много времени нужно на подготовку.

– Оформление заявок, тайминг – на все эти вопросы вы не потрудились ответить.

– Все было указано в положении. Выступления – танец, песня, цирковой номер – должны длиться не более пяти минут. Вы можете открыть этот документ.

– Почему не было разделения участников по жанрам и возрасту, и малыши соревновались с подростками?

– Это неправда. Дети выступали в разных возрастных категориях, я не мог их сравнивать. У них просто не было соперников.

– Не соответствуют нормам оформ­ленные дипломы, когда участники их наконец-то получат в нормальном виде?

– Они уже есть. Понимаете, один из членов жюри из Новополоцка. Я ей отправил, жду. Всем написал, и Витебску, в частности, что все придет одним файлом.

– И обещали на русском и английском языках.

– Они есть, могу показать скриншот. Шапка диплома на двух языках. Само слово.

– А еще вы обещали благодарственные письма педагогам. Где они?

– Да, все сделано, единственное, хочу все отправить одним файлом, а не десять раз.

– Но месяц прошел, а этого не случилось.

– Поймите, что человек из Новополоцка!

– Раз уж заговорили о жюри. Вы заявляли участие известных людей, но по факту это было не так.

– В этом году конкурс должен был состояться 28 марта, но чуть раньше вышло постановление о запрете массовых мероприятий из-за ковида. И я перевел фестиваль в онлайн-формат, при этом большинство участников попросило провести его вживую. И тогда сделал конкурсное положение. У меня с марта дома стоит 300 кубков с указанием даты. И как могу их в октябре раздавать? Я и так на такие деньги попал.

– Это было весной, а сейчас осень. Почему не обновили документ?

– Было обновление, так как я добавил, что появятся новые номинации – вокал, театральное и цирковое искусство, чтецы. Чтобы и дети развивались, и конкурс.

– Когда вы проводили предыдущие конкурсы, таких претензий не было.

– На втором приз был 1000 долларов наличными. Когда люди деньги получают, они на все по-другому смотрят. На бесплатный сыр – по-другому.

– Конкурс позиционировался как международный. Зачем это было писать? Ведь такой статус может быть, если стран-участниц минимум две.

– А как же пандемия? Четыре коллектива планировали быть из России, три – с Украины. Должна была даже Алла Духова приехать. Я в марте озвучивал, что мой партнер – сеть автосалонов – предоставит иномарку в подарок.

– Для кого?

– Для участников.

– Почему обладательница Гран-при не получила обещанный приз – 1000 евро?

– Положение выставлено мартом, а сейчас мне что, продавать квартиру и свои деньги отдавать? Когда проводил первый конкурс, было 350 участников – ушел в ноль, второй – 700 и минус 600 долларов, но тогда заказывал файер-шоу. Все организаторы разные. Кто-то вкладывается, делает игровую зону, дарит подарки детям – это в моем случае. А есть такие, кто только медали и дипломы дает. Вот там выкачивают деньги. Я оплачивал аренду зала, проживание, питание и гонорар членам жюри. Еще сделал профессиональный свет, как в проектах на День города, – дети не выступали при нескольких лампах. За это 2000 рублей заплатил. Рассчитывал, что приедет много коллективов, много кто звонил. На всю Беларусь шла информация. Но двести участников – это не тот уровень, чтобы Киркорова приглашать. Если бы тысяча или две – по-другому бы все выглядело. Я не отжимаю деньги с этих конкурсов, мне это не нужно, я вообще не зарабатываю.

– Зачем тогда их проводите себе в убыток?

– Мне это просто нравится. У меня своя школа танцев была, я ее закрыл, так как не смог оплачивать аренду из-за пандемии.

– И все же, что получит главный победитель осеннего фестиваля?

– Только сертификат на бесплатное участие в следующем. В подарок отдаю видео с выступлениями. Я еще цветы дарил.

– Вы говорите, что свет был прекрасный и все остальное тоже на высоте. До сих пор нет фото с мероприятия. Почему их нельзя увидеть?

– Снимки обрабатываются, я еще видеосъемку заказывал, а это опять же деньги. Там много фото, не 50, а 20 тысяч! Я же не могу все это поставить в группу (21 ноября в группе стали появляться видео с мероприятия – прим. автора).

– Планируете еще проводить подобные конкурсы, или даже этот?

– Да, обязательно, в следующем году в марте снова организую Global Gomel Power Dancе – 2021.

– Не думаете, что к вам больше никто не поедет?

– Нет, я для себя выводы сделал, признаю свою ответственность за происходящее, но буду идти дальше, развивать свой конкурс. Пусть будет тяжело, на ошибках учатся. Просто недоразумение получилось с этими палочками. Если бы не они, все было бы нормально. Это же не просто так, щелкнул пальцами, и вот тебе конкурс. Я делал все под ключ, от а до я, но в жизни бывают огорчения. Я готов к негативу. Бывает, едешь-едешь на велосипеде, а тебе палки в колеса суют…

Комментарий заместителя начальника управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Гомельского горисполкома Анастасии Лысенко

– Анастасия Витальевна, может ли любой человек, зарегистрировавшись предпринимателем, проводить фестивали и конкурсы, и делать это так, как ему видится?

– Культура – нелицензируемый вид деятельности, и каждый может заниматься ею, руководствуясь Гражданским кодексом и Кодексом о культуре. Покупая услуги, человек заключает договор, в котором должны быть отражены условия их предоставления и возврата средств. Все, что обещал такой организатор, на его совести.

– Можете ли вы проверять таких деятелей?

– Нет, мы не контролирующий орган, не имеем права проверять или запрещать заниматься подобным бизнесом. Другой вопрос, если мероприятия проходят на государственном уровне, мы за них полностью отвечаем. Есть формат сотрудничества ИП и учреждений, подведомственных нашему управлению. Пример – «Гомельфест». ГЦК, где он проходит, не только предоставляет площадку, но и является соучредителем, а значит, несет ответ­ственность. Разрабатывается положение, в котором определены критерии, как все должно быть организовано. Если говорить о площадке ДК «Гомсельмаш», то это неподведомственная нам организация, но и дворец также не несет ответственности за то, какого качества услуги предоставил Александр Пузиков.

– Где теперь искать справедливость людям, которые пострадали от таких действий?

– В данном случае обращаться в суд.