Речичанин рассказал о пребывании в местном изоляторе после мирного шествия

13 августа в Речице проходило мирное собрание жителей, несогласных с массовыми фальсификациями выборов и выступающих против насилия от милиции, волна которого прокатилась по стране в первые дни после электоральной компании. Однако на том мирном шествии в нашем городе не обошлось без арестов участников.

Герой публикации попросил не называть его имя и фамилию, так как его освободили из изолятора на волне извинений министра внутренних дел Караева сразу после вскрытия правды о зверствах милиционеров во многих городах. У него, как и у многих, кого задержали на мирных собраниях первых послевыборных дней, остались не отбытые сутки ареста, назначенные судьей. Он опасается, что в случае опубличивания своих данных может спровоцировать новое задержание и заключение.

Как рассказал речичанин, в один из вечеров через несколько дней после выборов колонна демонстрантов вначале двигалась по улице Советской, а затем повернула на Чапаева. И в районе перекрестка Чапаева с Ленина начались задержания. Многие люди, особенно мужчины, начали разбегаться, так как уже знали, что к ним сотрудники милиции по всей стране относятся особо жестоко. Нашего героя нагнали милиционеры на автомобиле, подбежали и сбили с ног. Никто не представлялся и не сообщал какие претензии к нему. Его просто скрутили, надели наручники и, применяя силу, привели в конвойный автомобиль. Мужчина рассказывает, что он не сопротивлялся и не понимает, чем было оправдано применение в отношении него силы и наручников.


«Когда меня доставили в РОВД, там начали давить психологически. Мне все время говорил: Да ты еще ребенок, ты не понимаешь куда полез! Ты хоть понимаешь, что ты делаешь? Чего вы добиваетесь? Вам в нашей стране жить плохо? Вы думаете если смените власть лучше будет? Было такое чувство, что они просто зомбированы какой-то пропагандой и не способны критично оценить ситуацию. Также говорили о нашем национальном флаге, что его нацисты во время войны использовали, а мы, мол, сейчас с ним ходим. Какие-либо доводы им приводить было бесполезно. Они просто считали себя выше, а нас всех пытались унизить, деморализовать. Вместе со мной в РОВД было еще несколько человек. Хорошо, что нас хотя бы не били. Я знаю, что в других городах над людьми, задержанными на мирных собраниях, издевались физически», – рассказывает речичанин.

После оформления протоколов его поместили в камеру изолятора временного содержания Речицкого РОВД. Стоит отметить, что это довольно новое здание, построенное всего несколько лет назад. Поэтому условия содержания там, относительно подобных заведений в других городах, не очень плохие.

Как рассказывает речичанин, там в окно поступал дневной свет. Хотя, непонятно для чего практически круглые сутки в камере горела лампа искусственного освещения. В том числе ночью. Правозащитные организации трактуют то, что в местах содержания под стражей не выключают освещение на ночь, как одну из разновидностей пыток. Так как человек лишается возможности полноценного сна. Так же, по словам мужчины, в камерах Речицкого ИВС во время репрессий за осуществление речичанами своего права на высказывание мнения и мирные собрания, не хватало мест для сна. В частности, он находился в камере, где было только 3 спальных места, а людей размещалось шестеро. То есть три человека спали прямо на полу.

Им выдали только матрасы и подушки. Белья не было. Несколько суток наш герой не имел и одеяла, хотя ночью в камере было довольно прохладно.

Унижающим человеческое достоинство обращением считают правозащитники и расположение туалета прямо в камере без какой-либо двери. Да еще и на дверной проем, не закрывающийся дверью, направлена камера видеонаблюдения. То есть, когда задержанный или арестованный справляет свои естественные потребности, он вынужден это делать на виду у остальных сидельцев и персонала ИВС.

Как сообщил речичанин, за все время заключения его и других арестованных ни разу не выводили на прогулку. Отсутствовала возможность принять душ даже у тех, кто сидел там довольно продолжительные сроки.

Задержанных на мирных собраниях речичан не возили в суд. Судьи проводили рассмотрения административных дел прямо в здании ИВС, куда попасть слушателям и родственникам было невозможно.

Уже 16 августа задержанных начали отпускать. При этом их заставляли подписывать какую-то бумагу, читать которую не давали времени, а кричали, что это предупреждение о том, что, если их еще раз заметят на массовых мероприятиях, на них возбудят уголовное дело и привлекут к уголовной ответственности. После подписания такой бумаги вышел на свободу и герой нашей публикации.

Рассказанное жителем Речицы мы попросили прокомментировать речицкого журналиста и правозащитника правозащитного центра «Вясна» Андрея Медведева:

«Конечно же, правозащитники считают действующий в нашей стране закон О массовых мероприятиях не соответствующим ни Всеобщей декларации прав человека, ни Международному пакту о гражданских и политических правах, ратифицированным Беларусью, ни нашей национальной Конституции. И это мнение не только беларусских правозащитников, но и Комитета ООН по правам человека – главного международного органа в этой сфере, который многократно высказывал властям Беларуси рекомендации привести национальное законодательство в этой сфере в соответствие международным стандартам. То есть, с точки зрения прав человека, само по себе задержание и арест людей за осуществление права на мирные собрания и высказывание своего мнения, что и произошло в данном случае, не может считаться правомерным.

Что же касается обращения сотрудников органов внутренних дел с задержанными в Речицком РОВД то, конечно, то, что здесь людей не избивали, в сегодняшней ситуации в стране, стоит отметить как положительный момент. Однако, благодарить речицкую милицию за то, что она не била и не пытала задержанных, как это делали, например, сотрудники Мозырского РОВД, не нужно. А вот указать на неприемлемость морального давления и унижения задержанных, а также применения силы и спецсредств к тем, кто не оказывает неповиновения или сопротивления, необходимо!

Стоит отметить, что осуществление судебных разбирательств не в помещениях суда, а в местах заключения, лишает судебное заседание одного из главных принципов – открытости, и, конечно же, не приемлемо в цивилизованном обществе.

Касаемо условий содержания в изоляторе временного содержания, я вспоминаю, как бывший начальник РОВД Андрей Силков в одном из интервью местной государственной газете в 2013 году обещал сделать подарок городу к его 800-летнему юбилею в виде нового ИВС, где все будет сделано по всем стандартам содержания людей под стражей. Правда, тогда достроить изолятор не успели и подарок к юбилею города в виде новой тюрьмы не получился. ИВС ввели лишь пару лет назад. И можно было бы рассчитывать на то, что там действительно все будет в порядке с полным соблюдением прав человека. Однако, как оказалось, это не так. Непонятно, зачем всю ночь держать включенным искусственное освещение, почему туалет не отделен дверью, почему люди не обеспечиваются постельным бельем и питьевой водой, не выводятся на свежий воздух для прогулки. Все это – нарушения, которых в новом речицком ИВС можно было бы избежать.

Особо хотелось бы обратить внимание на принуждение подписания некоего документа, о якобы уголовной ответственности за повторное задержание на несанкционированном властями мирном собрании. За это даже согласно теперешнего беларусского законодательства возможна только административная ответственность по части третьей той же статьи 23.34 КоАП. Там санкция – лишь немногим больший размер штрафа и такой же продолжительности арест. Уголовная ответственность может наступить лишь в случае, если действия демонстрантов повлекли гибель человека, причинение тяжкого телесного повреждения либо причинение ущерба в крупном размере. Но в таком случае это уже будут не мирные собрания и под защиту международного права на мирные собрания они попадать не будут. Пока, за время протестного движения после последних выборов в Беларуси, все собрания граждан во всех городах носили мирный характер, а смерти, тяжкие телесные повреждения и повреждения витрин, автомобилей и другого имущества влекут действия, которые совершают исключительно работники милиции».