История речичанина, которому пришлось переехать в Киев

По информации Государственной пограничной службы Украины, только в сентябре сюда прибыли порядка 24 тысяч белорусов. Конечно же, это не только пострадавшие во время протестов и репрессированные, но и те, кто приехал на работу, на отдых к семьям и так далее. Но в любом случае эта цифра значительно выше тех 3 тысяч человек, о которых заявляют в МВД Беларуси.

Помощи фондов в Украине на всех нуждающихся не хватает, поэтому многие белорусы перебираются дальше в Литву или Польшу, где государство им предоставляет временное бесплатное жилье и какую-то материальную помощь, пишет Onliner.by.

Извинился на камеру перед милиционером, боясь, что не выпустят

Во время встречи белорусских эмигрантов в комнату зашел мужчина средних лет. Зовут его Юрий Щучко. До нынешнего лета он работал в Речице бурильщиком в ПО «Белоруснефть», получал от 2000 до 3000 белорусских рублей, на митингах никогда не был и особых проблем с законом не имел. Правда, против системы все же периодически бунтовал: отказался на прошлых выборах идти на участок досрочно, а в 2016-м на профсоюзном собрании осмелился проголосовать против списка людей, которых отправляли на слет объединения: по словам Юрия, в нем не оказалось ни одного рабочего, только сотрудники администрации.

Нынешним летом Юрий пошел дальше и записался в наблюдатели на своем участке. А после жестких разгонов протестующих 9 августа в Минске и ряде областных центров решил сам поехать на митинг в Гомель. Вскоре протесты охватили и Речицу. Мужчина был на каждом митинге. По его словам, силовики при этом никого не били и первое время даже не задерживали.

В РОВД Юрий попал после очередного митинга 30 августа, после чего ему присудили 15 базовых величин. А 14 сентября бурильщик вновь оказался в милиции — уже за оскорбление представителя власти.

— Накануне в Жодино милиционер ударил женщину по лицу. Для меня это стало последней каплей. Решил хоть как-то, в силу своих возможностей, отомстить ему подобным. У нас как раз был такой персонаж, который постоянно выступал свидетелем в суде над протестующими, порой даже не присутствуя на митингах. Нашел его в социальной сети, потом его жену. На своей странице та хвасталась подарком от мужа, iPhone 11-й модели. Меня это еще больше взбесило. Вы же понимаете, как он на него заработал, — объясняет мотив своего поступка Юрий.

Белорус опубликовал в Telegram-канале «Речица для жизни» семейные фотографии милиционера, его жены и дочери. В этом посте он назвал представителя власти нехорошим словом. На следующий день за бурильщиком пришли оперативники.

— Меня обвиняли и в оскорблении должностного лица, и в экстремизме, грозили внушительными сроками. Естественно, когда после этого вежливо попросили извиниться на камеру перед тем милиционером, я согласился, понимая, что иначе вряд ли вообще когда-нибудь отпустят, — поясняет Юрий.

Далее мужчину перевели в следственный изолятор, где осудили на десять суток за участие в митинге 23 августа. На шестой день вызвали к прокурору, где дали ознакомиться с материалами уголовного дела по статье 342 УК РБ, по которому он проходил как организатор беспорядков. Затем набросили еще четверо суток за присутствие на акции 20 августа. Так как рабочий выходил раз десять на протесты, добавлять срок могли еще долго, однако почему-то не стали. Вместо этого, со слов Юрия, попросили подписать исправленный протокол по уголовному делу и по истечении назначенных 14 суток выпустили.

Оказавшись на воле, нефтяник оставил своей пожилой матери-инвалиду половину денег, которые у него были, сел на такси и поехал на белорусско-украинскую границу. Пересек ее пешком. Доехал попутками до Чернигова, а оттуда до Киева. В столице соседнего государства снял квартиру на сутки, чтобы перевести дыхание и подумать о своей дальнейшей жизни.

— Жилье посоветовал таксист, с которым я познакомился в тот же вечер… Спать было, конечно, там страшновато. На всякий случай рядом с собой в тумбочку положил нож, — вспоминает эмигрант.

Официально трудоустроиться Юрий в Украине не может, но пока своих запасов, а также 1500 евро, которые он получил от Bysol после увольнения с «Белоруснефти», ему хватает. Нефтяник снимает квартиру с двумя соотечественниками, которые также были вынуждены уехать из родных городов. Один из них, к слову, бывший правоохранитель.

В конце нашей беседы эмигрант честно признается, что и сейчас бы выложил фотографию семьи речицкого милиционера, но, скорее всего, замазал бы лицо его дочери. С последним он колеблется, говорит, что «ребенок не виноват», а потом добавляет, что «не виноваты и дети митингующих, которым угрожают постановкой на учет в комиссии по делам несовершеннолетних».